Зависимость

Интервью опубликовала Ольга Писарик

Доктор Габор Матэ (Gabor Mate) — соавтор книги Гордона Ньюфелда «Не упускайте своих детей», известен в Канаде работой с людьми с очень сильными зависимостями, дал интервью журналистке Time Healthland, приложению журнала Time о здоровье.

Что такое зависимость

Зависимость – это поведение, от которого человек не может отказаться, связанное с пристрастием к чему-либо и временным облегчением вследствие получения этого, а также с долговременными отрицательными последствиями для организма такой практики. Заметьте, я ничего не сказал о веществах – потому что зависимостью считается абсолютно любое поведение, основанное на страстном влечении, с негативными последствиями, которое человек не может контролировать. Зависеть можно от чего угодно. В любом поступке или поведении – сексе, азартных играх, шоппинге, работе или употреблении веществ задействованы одни и те же схемы работы мозга, система поощрения, психологическая динамика и духовная пустота. Люди просто переключаются с одного на другое. Для меня вопрос стоит не так – употребляете ли вы что-нибудь. А вот есть ли у вас пристрастие к этому? Нужна ли вам доза для облегчения? Имеет ли это негативные последствия для организма? Ответы на эти вопросы определяют зависимость.

О травме

— Верите ли вы, что в основе любой зависимости лежит травма?

— Я считаю, что детская травма или эмоциональная недостаточность создает универсальный паттерн для зависимости. Также это зависит от определения травмы. Если определять травму как некое сильное трагическое переживание, то смерть родителей, насилие в семье, надругательство или другие виды травмы в привычном понимании пережил не каждый зависимый. Но есть и другое определение травмы.  Винникот, детский психолог из Британии, считает, что есть два типа событий в детстве, которые оказывают на ребенка неизгладимое впечатление: когда происходит что-то, что не должно было произовйти (это травма в классическом понимании), и когда не происходит чего-то, что должно было случиться. Дети одинаково травмированы обоими видами этих переживаний. Например, когда между родителями и детьми нет так необходимого эмоционального контакта, никто не назовет это травмой – но по сути, на ребенка это оказывает действие, аналогичное травме. Или послеродовая депрессия матери, которую в общем-то травмой не назовешь, может привести к отсутствию так необходимого ребенку в этот момент внимания, и соответственно повлиять на его эмоциональное и интеллектуальное развитие.

— Но родитель в принципе не может находиться в состоянии близкого эмоционального контакта с ребенком 100% времени…

— Родитель не должен быть идеальным. В современном обществе существует не только проблема того, любят ли родители своих детей, но и того, что часто родители эмоционально изолированы и находятся в состоянии стресса, или волнуются из-за финансового положения семьи и, как результат, уделяют меньше времени детям. Так или иначе, эмоциональная недостаточность в раннем возрасте – универсальный паттерн для возникновения зависимости. В основе всех зависимостей лежит облегчение страданий, самоутешение. А дети утешают себя, когда этого больше некому сделать.

Человечное отношение эфективнее наказания

Отношения зависимых к власти и любым вышестоящим людям или институтам основано на страхе и подозрительности. Как можно помочь кому-то с помощью еще большего наказания? Им нужно как раз обратное. А так выходит, что мы пытаемся наказать их за попытку самоуспокоения, за самый доступный им способ обрести спокойствие в чудовищно некомфортном для них мире. Это же просто абсурд. …

— По моему опыту посещения программ снижения вреда, шприцы и медикаменты были не главным для зависимых в таких центрах. Гораздо более важным был подход «я верю, что ты стоишь спасения, хотя и продолжаешь употреблять наркотики.» Это задевает людей за живое и открывает двери.

— Это ключевой подход. Чистые иглы и стерильная вода это хорошо, но самым важным в снижении вреда является человеческое отношение к тем, кто был отвержен всю свою жизнь. Мы как бы говорим им «Мы не собираемся осуждать тебя за твои потребности в текущий момент». Снижение вреда включает в себя гораздо больше, чем просто набор определенных практик – это способ отношения к людям. Мы не заставляем тебя отказаться от употребления, мы просто пытаемся помочь тебе стать здоровее. По крайней мере, тебе не придется страдать от инфекции костного мозга, потому что ты используешь шприц с чистой иглой: это все же чего-то да стоит, правда? Мы просто стараемся уменьшить их страдания. Не факт, что зависимые станут меньше употреблять, но это не проблема снижения вреда, а проблема всей системы.

Ненависть к зависимым — отражение ненависти к самим себе

— Люди описывают наркозависимых, как людей, ведущих себя компульсивно в ожидании негативных последствий. Но ведь то же самое можно сказать и о нашей политике в отношении наркотиков.

— Да, наркополитика сама по себе является практически той же зависимостью. Это ряд действий с негативными последствиями, от которых общество никак не может отказаться. И это дает обществу некоторое эмоциональное облегчение, потому что люди ощущают враждебность в отношении зависимых. И когда кого-то из них садят за решетку, это безусловно дает чувство облегчения и удовлетворения, но на практике, к сожалению, никак не избавляет от зависимости. Такая ситуация – следствие отрицания связи между травмой и завимостью, и это лишь одно из многих последствий. Стресс в раннем детстве и его влияние на мозг и иммунную систему ребенка, травма – основа не только ментальных заболеваний, зависимостей, но часто и рака, и множества других болезней. Общество не уделяет внимания взаимосвязи этих явлений. Мы видим только последствия, и виним зависимых за эти последствия, но отказываемся смотреть на причину.

— Почему?

— Потому что мы живем в обществе, которое всеми способами пропагандирует зависимость. Зависимость, по сути, это когда мы чем-то извне пытаемся заполнить внутреннюю пустоту и облегчить боль. Вся современная экономика основана на поиске облегчения вовне. А зависимый человек символизирует всю нашу ненависть к самим себе. Выражение «козел отпущения» очень характерно в этом смысле. В Библии этот термин означает козла, на которого общество проецировало все свои грехи и потом прогоняло его в пустыню. Это ровно то, что мы делаем с зависимыми. Зависимые воплощают собой все отчаяние в попытках заглушить внутреннюю пустоту чем-то внешним, которое характеризует нашу культуру. Нам крайне неприятно это видеть, так что мы делаем зависимых козлами отпущения и думаем, что тем самым избавляемся от собственных грехов.

 

© 2013 Виталия Белоусова. Все права защищены.